О хороших людях

Завтра в 20:00 Мск состоится презентация iPhone 8, iPhone 8 Plus, премиального iPhone X и ещё по мелочи.

Слово «предположительно» отсутствует в первом предложении потому, что это уже не предположительно. Вместо интриги, сцену заполняет апарте главы семейства, цыкающего зубом после сытной трапезы и лениво раздувающего перед домашними щёки про то, какой папка умный: «Не интересно. Папка уже в курсе.».

Блистать в глазах низших существ папка может оттого, что за три дня до сюрприза одни добрые люди сначала слили в сеть финальную версию iOS 11, а другие препарировали её вдоль и поперек, сообщив миру всё, что высыпалось оттуда, как дар с небес. До и вместо тех, кто очень долго над этим даром работал (тут, типа, игра слов).

Есть анекдот, как пьяный мужик клеит в транспорте барышню, а та от скотины брезгливо отмахивается всевозможными прилагательными (но не отходит), на самое нехорошее из которых тот замечает, что он-то завтра трезвый будет, а вот у барышни ноги кривые.

Помимо производителя и клиента, в биоценозе всегда участвует ещё и огромная армия «рыб-прилипал» – компаний и фрилансеров, которые расширяют, дополняют, а иногда даже весьма способствуют. Правда, одни такие понимают, что их деятельность вторична и не только основана, но и полностью зависит от того, к чему “прилипла”, а другие нет. Во втором случае, ветвь эволюции в конечном счёте тупиковая, потому, что вместе с желудями, хряк упорно продолжает подъедать корни дуба, довольно почавкивая и тупо игнорируя мигающую красным капслоком надпись.

Дилетант часто принимает за «программистов» всех, кто знает чуть больше компьютерных слов. Но вообще, 99% “программистов” – это как рабочий в индустриальную эпоху: тупая, конвейерная работа, исполнитель которой не имеет ни малейшего представления, в чём участвует, ни о детали, которую “производит”, ни о механизме, в котором она участвует, ни вообще.

Кстати, “пролетарий” – это не рабочие с крестьянами. Proles (лат.) – это ключевая часть репродуктивной системы особей, годных – как следует из названия – только для производства массовки, пушечного мяса и налогоплательщиков. Чтобы понять прикол, нужно задаться вопросом, кто и с какой целью назвал так целый класс [вроде бы] людей и почему это остаётся безнаказанным уже полтора века.

Мы очень постарались, чтобы статья получила всю посильную пролетарскую ненависть,поэтому добавим ещё вот что.

«Простые, хорошие люди» появились во Франции в XVIII веке, ещё до улучшения ведущей страны мира «свободой», «равенством» и «братством», когда умные поняли бесполезность борьбы с обывательским идиотизмом и вместо объяснений (бесполезных) дали проблеме лёгкое, но с двойным дном, название: «bonhomme» (хороший человек). А т.к. простые, хорошие люди не способны осилить ничего, кроме обёртки, то и поняли всё буквально. До такой степени, что по всему миру гордо расплодились «Гудманы».

Именно поэтому, завтра мы не увидим на презентации лучшей компании на планете ничего нового, а те, кто невообразимо и непосильно большинству бился над юбилейным сюрпризом (“X” в названии – это 10 лет айфону), будут вынуждены рассказывать скучающей публике анекдот по второму разу, потому, что анекдот, вообще-то, их, другого нет, и рассказывать надо. А публика должна будет делать вид, что изумлена и впервые слышит.

Наконец, проблема существует не только из-за тех, кому было доверено и кто ещё не понял значения слов «подлость» и «бесчестие» (поймёт), а из-за непреодолимого слюноотделения ничтожеств при виде любой не заклеенной изнутри замочной скважины и третих ничтожеств, способных заработать только на слюноотделении первых и вторых.

Остаётся два вопроса:

  1. Что-же тогда делать тем, кто не понимает простых вещей даже с подсказками и не способен без подсказок ничего делать сам? – Ничего особенного. Просто помнить, что с хорошими людьми случаются хорошие вещи (тут, типа, тоже каламбур, ток этажей чутка поболе).
  2. Как среди этого жить тем, кто понимает, способен, и за чей счёт облом? – Мы полагаем, что осталось недолго, поэтому, на наш вкус, лучше всего примерно вот так: